22 Ноябрь
22:41
Астана: -5 °C
Алматы: -1 °C
USD/KZT: 330.22
EUR/KZT: 388.07
RUB/KZT: 5.60
CNY/KZT: 49.93
Туризм
10 Июля 15:40
поделиться:

Поделиться в Whatsapp

10 любопытных фактов о Лондоне
«Лондон  – лабиринт наполовину из камня, наполовину из плоти. Его нельзя представить себе во всей полноте, его можно лишь пережить на опыте как дикую местность, состоящую из множества переулков, проездов, дворов и магистралей, где способен заблудиться даже самый искушенный лондонец. Еще одно любопытное свойство этого лабиринта состоит в том, что он непрерывно меняется и растет вширь», – так описывает Лондон в своей одноименной книге Питер Акройд. Подобно морю и виселице, Лондон не отказывает никому. Те, кто пускается в плавание по его просторам, ищут богатства и славы, хотя нередко захлебываются в  его волнах. Предыстория Лондона дает почву для бесчисленных догадок и размышлений о человеческих поселениях в этих местах. Нет никаких сомнений в  том, что люди селились здесь на протяжении, по крайней мере, пятнадцати тысяч лет, соблюдая поразительную преемственность традиций, устоев и правил.



Свирепое место

Название города Лондон может быть производным от Llyndon  – город или крепость (don) на озере или реке (Llyn). Возможно, название происходит от Laindon, «долгий холм», или от кельтского lunnd, «болото». Одна из наиболее интересных догадок  – происхождение этого названия от кельтского прилагательного londos, означающего «свирепый». Возможна связка и с углем (coal)  – это слово имеет десятки вариантов в английской истории: Caer Ludd, Lundunes, Lindonion, Lundene, Lundone, Ludenberk, Longidinium. Выдвигались даже предположения, что это имя древнéе самих кельтов и родилось в далеком неолитическом прошлом.

«Вторая Троя»

Главный миф о происхождении Лондона, который можно найти в стихах «Таллизена», относящихся к VI веку, а также в сочинениях Эдмунда Спенсера и Александра Поупа,  свидетельствует о том, что правнук Энея Брут основал город, которому суждено было стать второй Троей, центром мировой империи, но, как и Трое – пострадать от ужасного пожара (Великий лондонский пожар 1666 года сравнивается с падением Трои). Есть и легенда, повествующая о Лондоне как волшебной земле Кокейн, где странник мог найти сокровища и  обрести счастье. Этот миф стал почвой для позднейших легенд (например, о Дике Уиттингтоне) и тех неведомо кем сочиненных присказок, в которых лондонские улицы описываются как «вымощенные златом». Интересно, что планировка улиц в некоторых районах не менялась в течение многих сотен лет. А чуть южнее собора Св. Павла, где ранее располагался стадион для скачек, улица Найтрайдер (Knightrider Str  или в буквальном переводе улица скачущего всадника) сохраняет свое название  вот уже почти две тысячи лет.



Символ красного

Цвет Лондона  – красный. Кебы в  начале XIX века были красными. Почтовые ящики  – красные. До недавних пор красными были телефонные будки. Автобусы остаются красными и  сейчас. Такого же цвета (по большей части) были одно время и  поезда подземки. Черепица римского Лондона была красной. Первая Лондонская стена была сложена из красного песчаника. Крупнейшие лондонские капиталисты, члены гильдий торговцев носили красные костюмы. На картах Лондона красным цветом отмечались места, где шли работы по реконструкции улиц, и фешенебельные районы, где селились богатые люди. На языке кокни «красным» называлось золото. Лондонские портовые рабочие, поддержавшие недовольных, которые хлынули на городские улицы весной 1768 года, подняли красный флаг в знак своей решимости идти до конца. Красные кресты рисовали на  дверях домов, пораженных чумой. Лондонские пожарные носили красную форму. Даже передвижные кофейни XVIII века, которые изо дня в день привозились на конной тяге на постоянные места, были выкрашены в красный цвет.

Своенравный борец

У современного Лондона есть неотъемлемые символы города, привлекающие миллионы туристов. Интересно, что некоторые памятники старины в разные исторические периоды далеко не с таким почтением воспринимались горожанами. Например, нынешний символ города Тауэр в своей первоначальной версии, построенный после завоевания города герцогом Нормандским Вильгельмом в 1066 году, воспринимался горожанами как вызов и угроза их свободе. Тауэр служил как бы насмешкой над своенравным характером лондонцев, обещая заточить в стены Тауэра любого, кто вступит в борьбу. После Великого пожара 1077 года на месте первоначального укрепления была возведена новая башня. Однако будучи выстроенной из «нездешнего», а завезенного из Нормандии камня,  Тауэр продолжал оставаться символом иноземного правления.



Подопечный Голфстрима      


Вряд ли кого удивишь сентенцией, что холод привычней лондонцам, чем летняя жара с ее средней температурой на уровне 18 градусов. В тоже время, современный холод в зимние месяцы отличается от исторического температурного режима, к которому были привычны предки нынешних лондонцев. В  1281  году «Темзу между Вестминстером и  Ламбетом переходили по льду»; в  1400-1500-ых годах «были великие морозы, река замерзала настолько, что телеги, верховые и экипажи легко переезжали по льду с одного берега на другой люди; на замерзшей реке происходили танцы и  состязания; мужчины и женщины ходили по Темзе больше, чем по любой из улиц Лондона. Холодные лондонские зимы тормозили не только реку, но и торгово-ремесленную жизнь: у  портных и  сапожников замерзали воск и  клей, из-за чего они теряли возможность работать.

Центр «negotiatores»

В Лондоне всегда процветало предпринимательство. Римский историк Тацит уже писал о нем как о кишащем людьми, которых он называет «negotiatores», и  процветающем в  коммерческом отношении. В  лондонском Сити всегда властвовали императивы денег и  купли-продажи.  В  сверкающих зданиях, которые возвышаются ныне на  месте бывшей Лондонской стены, сидят маклеры и торговцы, являющиеся (в прямом и переносном смысле) потомками тех, кто обосновался в Лондоне в I веке н. э. Именно здесь стоял дом прокуратора  – высшего римского чиновника, ведавшего финансами провинции. Сегодня город находится на небывалом подъеме, включая финансовый центр Сити. Главным божеством Лондона всегда были деньги. Неудивительно, что городские тотемы – грифоны, раскрашенные в серебряный и красный цвета. Эти  мифические чудища, в мифологии охранявшие золотые копи и  спрятанные сокровища, до сих пор красуются по обе стороны южной части Лондонского моста. Также их изображения можно увидеть у многих лондонских дверей и порогов, и они очень подходят городу.



Оплот космополитичности


История Лондона свидетельствует о  смешении народов, поощряемом взаимовыгодной торговлей, развитием коммерции и административной деятельности. Население Лондона состояло из представителей разных национальностей, включая выходцев из туземных кельтских племен. В самый бурный период развития города, в конце I века н. э., в Лондоне насчитывалось около тридцати тысяч жителей. Это были солдаты, купцы и предприниматели, ремесленники и художники, кельты и римляне. Город страдал перенаселенностью, однако любые попытки ограничить приток в него новых жителей, не давал результатов. Новые горожане прибывали из всех частей Англии. Во второй половине XVI века уже каждый шестой англичанин был лондонцем, и число приезжих из других стран росло, что делало город воистину космополитичным. Архивные материалы за 1690 год свидетельствуют, что 73% лондонцев были приезжими. В 1750 году в столице жило 10% населения страны. А в 1939 году число обитателей Большого Лондона достигло восьми миллионов. На сегодняшний день более 50% лондонцев – приезжие.

Обитель шума

По мере роста города рос уровень городского шума. К началу XV века, как пишет английский писатель, автор романов о жизни лондонских бедняков Уолтер Безант в своем «Лондоне», «более шумного города не было в целом свете». Помимо рабочего шума к нему добавлялся и шум нерабочих «буйных забав», к которым испытывали пристрастие лондонцы (начиная с раннего Средневековья практиковались стрельба из лука, рыцарские турниры, игра в шары, футбол, метание камней, деревяшек и железок, устраивались петушиные и кабаньи бои, травля быков и пр.). В шум города органически вплетался и колокольный звон, который был постоянным и любимым спутником жизни всех лондонцев. Горожане спорили, в чьем приходе колокола самые громкие; считалось, что зимой их звон помогает согреться. Также есть предположение, что связь между понятием «лондонец» и  колокольным звоном объясняется «болтливостью» и «краснобайством» местных жителей. В 1929 году Министерство здравоохранения обратило внимание на то, что «городской шум угрожает здоровью населения». В этой связи было введены его измерения в децибелах, что отрегулировало шумность Лондона. Нынче шум почти вытеснен с городских улиц – разве что иногда раздастся одинокий голос человека, громче обычного разговаривающего по телефону или залает собака (интересная особенность, животные практически не издают громких звуков – редко услышишь лай собаки или мяуканье кота).



Фискальный последователь

Как и в современной Великобритании, в Лондоне 15-16 веков существовала сложная система пошлин и налогов: указывалось, что «всякий, кто принесет сыру или птицы на четыре с половиной пенса, должен уплатить полпенни. Если пеший принесет сотню яиц или более, он должен отдать пять яиц». В случае «если мужчина или женщина привезут какую бы то ни было птицу на лошади и  дадут ей коснуться земли», с  нее или с  него причитался больший налог. Это был сложный свод правил, но он преследовал простую цель: обеспечить жителей города приличной пищей и одеждой. С одной стороны, он препятствовал тому, чтобы покупатели и продавцы предъявляли друг другу чрезмерные требования, с другой  – защищал право жителей торговать в городе, не опасаясь засилья «чужих», или «незнакомцев». На сегодняшний день фискальная служба – британский аналог налоговой (Her Majesty's Revenue and Customs) – декларирует политику поддержки налогоплательщиков. 

Рог изобилия

Учитывая постоянную перенаселенность города, жильем среднего лондонца в разные периоды была небольшая комнатка  – спальня и  она же гостиная, с  мозаикой или росписью по стенам. В этом современный Лондон – абсолютный последователь сложившихся традиций.

Представляют интерес и гастрономические традиции. Принято считать, что исконно английская кухня не является особо изысканной. Тем не менее, благодаря притоку представителей различных национальностей и бурному росту бизнеса в последние 5 лет Лондон по праву называют гастрономическим центром мира, каковым он, оказывается, был в давние времена. На Лондон  свое время смотрели как на громадную кухню и как на «место изобилия и доброй пищи». В ходе глубоких раскопок Лондона римского периода, проведенных в последние годы, были обнаружены устричные раковины, вишневые и сливовые косточки, остатки чечевицы и огурцов, гороха и грецких орехов. Из книги по домоводству конца XIII столетия следует, что в постные дни к услугам горожан были «сельдь, угри, миноги, лососина», а в скоромные  – «свинина, баранина, говядина, домашняя птица, голуби и жаворонки, яйца, шафран и специи». Устрицы и  прочие моллюски были дешевы, как и дрозды и жаворонки. В записках пастора 1700-го года интересен и другой момент. По его словам, лондонцы требовали, чтобы еда и питье были яркими по цвету. Считалось, что цвет бренди и вина должен быть «насыщенным», что зелень должна быть по виду такой, словно ее только что сорвали. Можно подумать, что в городе зрелищ даже еду, чтобы ее прочувствовать, нужно было вначале хорошенько рассмотреть.

Однако самыми знаменитыми заведениями в Лондоне XVIII века были кофейни, что смещает традиционный туристический акцент на классику исключительного британского чаепития. Первые кофейни возникли они еще в середине XVII столетия. Их численность так быстро росла, что постепенно они стали местом для встреч,  а затем обросли клубами и сообществами, а затем стали служить коммерческим целям (например, там нередко проводились аукционы).  

Источник : http://forbes.ua/

нравится:    746
Теги: Фотопутешествия,
поделиться:

Поделиться в Whatsapp

Loading...
Читайте так же:

Комментарии