16 Декабрь
05:36
Астана: -22 °C
Алматы: -7 °C
USD/KZT: 335.33
EUR/KZT: 395.49
RUB/KZT: 5.70
CNY/KZT: 50.75
Финансы
19 Марта 10:31
поделиться:

Поделиться в Whatsapp

4,5 миллиарда тенге потратят на подъём со дна Каспия затонувших кораблей
В акватории Каспия и его прибрежной полосе зарегистрировано более 80 затонувших и брошенных кораблей, судов и металлических конструкций общим весом более 54 тысяч тонн. Министерство по инвестициям и развитию Республики Казахстан собирается начать работы по очистке Урало-Каспийского бассейна от затонувших объектов. Сметная стоимость  подъема затонувших судов составляет 4,5 миллиарда тенге - передает "Литер"

 

Опасное имущество

11 марта Министерство по инвестициям и развитию Республики Казахстан провело общественные слушания по проекту «Отчет о результатах обследования Урало-Каспийского бассейна от затонувших судов, в том числе на предмет определения стоимости и способа их подъема». Генеральная  проектная организация – ТОО «Иртышподводсервис».

Основной потенциальной опасностью, связанной с развитием судовых путей, являются затонувшие суда, буровые установки, различные конструкции, представляющие помехи судоходству, рыболовству, и проведение геолого-разведочных работ. Затонувшие суда препятствуют подходу к причалам, создают угрозу безопасности при движении и маневрировании судов, сокращают полезную площадь портовых и прибрежных вод, отмечается в отчете «Иртышподводсервис». В настоящее время, по предварительным данным, в акватории Каспия и его прибрежной полосе зарегистрировано более 80 затонувших и брошенных кораблей, судов и иных металлических конструкций общим весом более 54 тысяч тонн. По статистике 60 процентов таких судов на своем борту имеют нефтепродукты, отходы производства, бытовой мусор.  В рамках программы обеспечения безопасности судоходства в казахстанском секторе Каспийского моря Министерство транспорта и коммуникаций в 2013 году подготовило к реализации программу по обследованию Урало-Каспийского бассейна с целью дальнейшего подъема и вывоза затонувших судов.
Архивные данные о  типе и причине гибели большинства затонувших судов отсутствуют.  В ходе проведенного по предоставленным координатам обследования обнаружены плавучая насосная станция, понтоны, судно наливного типа, самоходное судно, речной толкач, приемно-транспортное судно и т.д. Являясь источниками техногенного засорения и загрязнения, они оказывают определенное негативное влияние на гидрологическое и гидрохимическое состояние вод Урало-Каспийского бассейна. Это является объективной мотивацией для подъема, удаления или уничтожения всех или отдельных затонувших объектов. Согласно действующему законодательству, все они объединяются понятием «затонувшее имущество». Собственники этого имущества на момент обследования считаются неизвестными, поскольку после приватизации и реформ в структурах управления произошло неконтролируемое движение неликвидных остатков, каковыми по сути и являются затонувшие объекты. В установленном законом порядке это имущество подлежит признанию бесхозным.

Выбор способа подъема затонувшего судна производится в каждом конкретном случае, исходя из учета и анализа класса, типа корабля, его размещения, причины гибели, технического состояния к моменту подъема, глубины затопления, положения на грунте. Кроме того, учитываются удаленность места гибели от береговых баз, гидрометеорологические особенности района, наличие судоподъемных средств. Работы по подъему и вывозу затонувших судов предполагается вести поэтапно, сроки намечаемых работ – 35,5 месяца. При выполнении проектируемых работ предусмотрено максимально минимизированное воздействие на окружающую среду. Все образующиеся отходы запланировано доставлять и утилизировать на берегу на специальных полигонах. При проектировании работ запланирован принцип «нулевого сброса», исключающий сброс загрязненных вод и отходов в реку или море. При правильном ведении работ и при условии выполнения  всего комплекса природоохранных мероприятий, отмечают разработчики проекта, воздействие будет минимальным. Разработан комплекс противоаварийных мероприятий, направленных на защиту окружающей среды при возникновении нештатных ситуаций.

В 2015-м –только один объект

 Как сообщила общественности эксперт комитета транспорта Министерства инвестиций и развития Светлана Абенова, план мероприятий по очистке Урало-Каспийского бассейна был утвержден постановлением правительства в 2013 году в целях обеспечения безопасности судоходства в Урало-Каспийском бассейне. Из республиканского бюджета на этот проект было выделено 126 миллионов тенге. «Мы деньги полностью освоили, заключили договор с ТОО «Иртышподводсервис». Предметом договора является обследование Урало-Каспийского бассейна, в том числе определение стоимости и подъема этих затонувших объектов», – отметила  Светлана Абенова.

По 20 координатам, которые были предоставлены Министерством обороны и атыраускими и республиканскими предприятиями водных путей, проведены обследования, 15 объектов найдено, 5 не обнаружено. «Согласно плану мероприятия, все материалы по обследованию были направлены на проведение государственной экологической экспертизы в Министерство энергетики. Потом была направлена бюджетная заявка на подъем этих затонувших судов. Сметная стоимость составляет 4,5 миллиарда тенге. Эти деньги еще не утверждены, мы их на 2016 год заявляем. Согласно Бюджетному кодексу, должны внести заявку до 15 мая в Министерство национальной экономики», – сообщила эксперт.

После подъема объекты необходимо утилизировать. Согласно плану мероприятий, ответственными исполнителями этого пункта  являются акиматы Атырауской и Мангистауской области. «Они участвовали в разработке этого плана, с ними все было согласовано. Мы свои пункты выполнили, один пункт остался  – разработка бюджетной заявки на подъем.  И ее мы уже разработали и внесли в министерство, – подчеркнула представитель Министерства инвестиций. – Если заявку подтвердят, то мы в 2016 году начнем работы по подъему. Сумму в 4,5 миллиарда  разбили на три года. Нами также направлен запрос в Министерство обороны о заключении по определению приоритетности подъема. Те суда, которые мешают судоходству, будут поднимать в первую очередь».

 В этом году будут поднимать один объект – приемно-транспортное средство, на него Атыраускому предприятию водных путей  уже выделены 403 миллиона тенге.

Кто будет утилизировать?

Атыраускую общественность в проекте министерства заинтересовало сразу несколько моментов. Первый, вызвавший многочисленные комментарии, – вопрос утилизации. Кто будет утилизировать поднятые на берег объекты? Ведь средств на это не предусмотрено, а вес только одного судна, которое планируется поднять в 2015 году, около 100 тонн.

Муратбек Маханов, директор КГП «Спецавтобаза», переживает, что в итоге проблемой, куда девать эту массу металлолома, заниматься придется ему: «Министерство выделило средства, надо вытаскивать.  Но если вы хотите не просто освоить деньги, а довести работу до конца, выбейте деньги на утилизацию, не вешайте на облакимат. Эти вопросы вкупе надо решать, а то поднимут, бросят, оно проваляется на берегах пять–десять лет, а потом опять будут изучать, привлекать проектировщиков на предмет утилизации. Нужно разработать совместный план мероприятий, сто тонн все-таки собираются поднять, куда девать потом столько мусора? Вы пригласите специалистов из Мангистауской и Атырауской областей, и мы приедем и разработаем».
Орак Бисембиев, заместитель  начальника управления природных ресурсов и регулирования природопользования Атырауской области, в этом вопросе согласен с  Муратбеком Махановым: «Правильно поднят вопрос! Разобрали, подняли, а потом куда девать такой колоссальный объем металлолома?»

Однако Светлана Абенова на это ответила, что согласно плану ответственными за утилизацию являются акиматы Атырауской и Мангистауской областей. План мероприятий, утвержденный правительством, в свое время был разработан совместно с акиматами двух областей, представители которых написали, что финансирование на утилизацию не требуется. Она особо подчеркнула этот момент, зачитав  девятый пункт плана мероприятий: «Организация по месту утилизации затонувших судов, а также причалов для стоянки задержанных и конфискованных судов: ответственные – акиматы Атырауской и Мангистауской областей. Финансирование не требуется. Документ датирован 2013 годом».

Муратбек Маханов  же уверен, что за два года многое изменилось и план тоже необходимо переработать: «Сейчас 2015 год, в этом году даже элементарно бюджет на капремонт детсадов сократили. Это постановление и тот план мероприятий потеряли силу, надо по-новому разработать. Лучше перекинем на 2020 год, скажем. В этом году бюджет сократили почти на 35 процентов, даже у нас сократился объем».

Представитель министерства отметила, что понимает сегодняшние реалии, но, тем не менее, постановление правительства необходимо выполнять: «Я понимаю, нам тоже говорят: бюджет сокращайте, но у нас есть основание, я выполняю поручение правительства. Вы же тоже можете бюджетную заявку сформировать по организации штрафстоянок для судов и вынести на республиканскую бюджетную комиссию».

Сроки поджимают

Общественники также подняли вопрос проведения дноуглубительных работ. Как отметил заместитель начальника управления природных ресурсов и регулирования природопользования Атырауской области, Урал входит в компетенцию трех министерств. В 2013 году началась работа по углублению реки Урал через управление строительства. Тогда было выделено около 300 млн тенге, работы проводил «Павлодарречпорт». «В прошлом году из-за отсутствия финансирования работа остановилась, в этом году через Министерство энергетики выделили четыре миллиона тенге, работы возобновляются тем же «Павлодарречпортом», – сообщил Орак Бисембиев.
Галия Умбеталиева, директор  аналитической лаборатории по охране окружающей среды, подняла вопрос выхода сероводорода в  районе мыса Ракушечный в Каспийском море, где из-за размыва грунта 30 лет назад затонула самоподъемная буровая установка «60 лет Азербайджану». Там образовался грифон – выходит на поверхность воздух, имеется запах сероводорода.  «Если лет 30 уже  эта платформа источает запах сероводорода, надо уже SOS кричать, – заявила Галия Умбеталиева.

– Выяснили, в чем дело, откуда запах, он же не может бесконечно идти? Проводили исследование воды?» Руководитель водолазных спусков ТОО «Иртышподводсервис» Тимур Ахметкаримов ответил, что в прошлом году проводили обследование, но ответить, почему  и откуда выходит сероводород, не смогли. Проводили визуальное обследование, сняли видеоматериал. Анализ воды не делали. Решено было этот объект не поднимать, просто частично демонтировать и забетонировать.
Светлана Абенова отметила, что поднимать установку или резать ее опасно: «Сделано заключение, что ее нужно забетонировать и оставить так. В любом случае пока из Министерства обороны не придет заключение, мы не можем ничего говорить, это не в нашей компетенции».

Тимур Ахметкаримов посетовал, что очень трудно проводить исследования в реке Урал из-за мутности воды: «Большую часть сезона вода очень мутная, кроме того, постоянно меняется русло, сильно заиливается, даже с помощью лучевого гидрорадара тяжело работать». Основной способ подъема, который предлагает проектировщик, – это подводная резка и поднятие конструкций фрагментами с помощью плавкранов и кранов-лебедок.

Кроме того, все озабочены, успеют ли вовремя объявить тендер и начать работы по подъему  приемно-транспортного средства, на которое, повторюсь,  уже выделено 403 млн тенге. Ербол Альжанов, председатель правления АО «Атырауозенпорты», отметил, что все  заинтересованы в его подъеме: «Это судно стоит на выходе в море и мешает нересту рыбы. Самое главное – заказчикам нужно найти профессионального исполнителя. Ведь все эти работы сопряжены с опасностями. В первую очередь это человеческие жизни, на том месте очень часты волнения в море, а проектировщики предлагают на понтоне автокраном резать, а потом поднимать. У нас тоже есть опыт подъема судов – в свое время мы подняли семь плавучих транспортных средств в районе порта. Они мешали нашей работе. Местные органы, к которым мы обратились за помощью, сказали, что у них нет возможности. Но нам дали разрешение, и мы совместно с акиматом, с привлечением техники «Аджип», а также автокрана «Саренс» грузоподъемностью 750 тонн, подняли все эти ПТС. Но нам проще было, мы с суши работали».  

Все присутствующие на общественных слушаниях сошлись во мнении, что раз уж деньги выделили, то заказчики должны заранее объявить тендер и до 15 июля решить все вопросы. Ведь Урал – это природоохранная зона, там находится резерват «Акжайык». Согласно Экологическому кодексу, в период нереста с 1 апреля до 15 июля нельзя проводить никакие работы. Поэтому все вопросы нужно согласовать с природоохранной прокуратурой и другими заинтересованными ведомствами. Если запоздают с тендером, то выделенные бюджетные средства  не успеют освоить.

 Оксана МАРТЫНЮК, Атырау

В Тему

Сколько погибших кораблей лежит на дне океанов и морей?

На этот вопрос попытались ответить американские океанографы Рехтинцер и Терри. По их подсчетам, не менее одного миллиона. Начиная с 1902 года и заканчивая нашими днями ежегодно в среднем погибало по 398 судов, потери в середине XIX века составляли около трех тысяч в год. Если считать, что мореходством люди занимаются около двух тысяч лет, и принять, что средняя потеря составляла 500 единиц, то и получится упомянутый миллион погибших кораблей. Таким образом, на каждые сорок квадратных километров площади дна морей и океанов приходится в среднем одно погибшее судно.

Не потратить, а заработать

Многие затонувшие суда несли на себе ценный груз, и их подъем до сих пор является предметом разбирательств между правительствами. К таким относится затонувший в 1694 году английский корабль Sussex, о котором спорят Великобритания и Испания. Не так давно ученые выяснили, что на нем находится груз золота и серебра, стоимость которого по нынешнему курсу составляет два миллиарда фунтов стерлингов. Испания заявляет на подъем корабля свои права,  в то время как согласно международному праву Великобритания обладает правом на все затонувшие английские корабли, в какой бы точке земного шара они ни находились.  Есть и третья сторона: испанский предприниматель и искатель подводных сокровищ Луис Анхель Валеро де Бернабе требует для себя половину золота с затонувшего корабля. Он ссылается на то, что еще в 2002 году нашел Sussex и должным образом зарегистрировал свою находку.

Оставить на дне

Некоторые затонувшие корабли стали историческими памятниками. На них распространяется система охраны и международного сотрудничества, созданная в соответствии с Конвенцией о всемирном наследии, принятой генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1972 году. В числе этих объектов Большой Барьерный риф (Австралия), где, как известно, покоятся останки многих кораблей, представляющих историческую ценность, остров Горе (Сенегал), знаменитые древние города Карфаген (Тунис), ЛептисМагна (Ливия) и др. В 1993 году при Международном совете по вопросам памятников и достопримечательных мест (ICOMOS) создан Международный комитет по подводному культурному наследию. Первостепенной задачей комитета стала подготовка международного закона, который обеспечивал хотя бы минимальный уровень защиты исторических памятников, находящихся под водой, как уникальной части человеческого наследия.

Находка для туриста

Затонувшие корабли завораживают, и многие страны на этом зарабатывают.  К некоторым объектам туристы-дайверы могут подобраться максимально близко.  По данным Forbes, самый экономичный вариант – погружение к месту гибели британского фрегата «Сириус» (Маврикий, Юго-Восточное побережье, Порт-Луи), который затонул при битве с французскими кораблями  в 1810 году, будет стоить всего 50 евро. А самое дорогое погружение – на незабвенный «Титаник» – обойдется в  59680 долларов. Дурной славой пользуются некоторые погибшие корабли. Так, лайнер «Андреа Дориа» (Атлантический океан) вошел в историю кораблекрушений как самая успешная спасательная операция: из 1706 находившихся на нем человек удалось спасти 1662. Однако с тех пор на уже затонувшем лайнере погибло 15 профессиональных дайверов. Считается, что побывать на «Андреа Дориа» – предел дайверских мечтаний и сверхзадача, так как лайнер находится на глубине 75 м, устройство внутреннего пространства корабля – сложное, океанское движение вокруг – хаотичное и температура воды не выше 7 градусов.

Самые сложные

Подъем «Курска» стал первой операцией по подъему затонувшей на глубине атомной подводной лодки.  К-141 «Курск» – российский атомный подводный ракетоносный крейсер проекта 949А «Антей» затонул в Баренцевом море в 175 км от Североморска на глубине 108 метров в результате катастрофы, произошедшей 12 августа 2000 года. Все 118 членов экипажа, находившиеся на борту, погибли. По количеству погибших авария стала второй в послевоенной истории российского подводного флота после взрыва боезапаса на Б-37. В связи со сложностью и опасностью работ подлодка была поднята, транспортирована и постановлена в док лишь 22 октября 2001 года. Стоимость работ оценивалась в 65–130 млн долларов США.

нравится:    1493
Теги: Главная, экономика,
поделиться:

Поделиться в Whatsapp

Loading...
Читайте так же:

Комментарии

  • Женис2015-03-20 10:10:36
    Сокровища чтоль начать искать - приключения будут в жизни