27 Апрель
09:08
Астана: 7 °C
Алматы: 10 °C
USD/KZT: 327.92
EUR/KZT: 399.31
RUB/KZT: 5.23
CNY/KZT: 51.87
Финансы
22 Апреля 10:11
поделиться:

Поделиться в Whatsapp

Нефть и инвестиции. Риски и возможности
В конце февраля в Алматы прошел нефтегазовый саммит – The Kazakhstan Oil & Gas 2015 с участием ряда авторитетных экспертов. Наиболее обсуждаемыми темами форума стали тенденции на мировом рынке нефти, условия для привлечения новых инвесторов, а также меры по улучшению инвестиционного климата в нашей стране, пишет Kazakhstan business magazine


Участие в саммите, организатором которого выступила британская компания Oliver Kinross, приняли представители нефтегазовых компаний и государственных органов Казахстана, а также авторитетные отечественные и иностранные отраслевые эксперты. Повестка мероприятия оказалась более чем обширная, однако мы решили остановиться лишь на тех темах, которые показались нам наиболее интересными. И прежде всего на том, что мешает приходу новых инвесторов в нефтяную отрасль и в целом в экономику Казахстана.

Добыча растет – спрос падает

Весьма актуальной с точки зрения ситуации на глобальном рынке углеводородов стала презентация директора по маркетингу и развитию бизнеса компании Max Petroleum Сэма Берроуза. Спикер акцентировал внимание на высокой волатильности и неустойчивости мировых нефтяных цен, наблюдавшихся в течение последних 20 лет.

Так, если в 1995 году средняя цена черного золота составляла всего $19 за баррель, то уже 2012-м она поднялась до $112, а в нынешнем вновь упала до $55. При этом пиковое значение наблюдалось в июне 2008 года, когда стоимость неф-ти достигла исторического максимума в $140 за баррель.

Интересно, что в рассматриваемый период рост цен на нефть шел параллельно с увеличением спроса на нее. Так, только с 1995-го по 2004 год он вырос с 70 млн до 80 млн б/д, в 2012-м достиг 90 млн, а на текущий год прогнозируется на уровне в 93,3 млн б/д. Тем не менее объем предложения увеличивался еще быстрее: за последние 20 лет добыча УВС, по оценке эксперта, возросла на 44% и по итогам 2015 года составит 94,3 млн б/д. Как результат, сегодня на глобальном нефтяном рынке наблюдается избыток поставок углеводородного сырья.

Говоря об основных игроках, г-н Берроуз прежде всего упомянул государства ОПЕК, которые нарастили свои экспортные поставки на 20% — с 25 млн б/д до текущей квоты в 30 млн б/д. Однако квота эта не всегда соблюдается. Так, в 2008 году картель произвел 32 млн б/д, что во многом спровоцировало падение цен и сокращение спроса. Как результат, в следующие два года добыча ОПЕК была уменьшена до 29 млн б/д.

И все же главными драйверами роста мирового предложения нефти за последние 20 лет оказались страны, не входящие в эту организацию. Только Россия в прошлом году нарастила нефтедобычу до 10,6 млн б/д, что стало для нее рекордом. Более того, с 2010-го по 2015 год на 39% увеличилось производство жидких углеводородов в Северной Америке и на 35% — в Африке, Азии и Латинской Америке. В случае снятия санкций с Ирана предложение нефтяных ресурсов на глобальных рынках вырастет еще больше.

Весьма успешным последнее двадцатилетие стало и для Казахстана, которому за это время удалось нарастить свою нефтедобычу в 4 раза — с 415 тыс. до 1,7 млн б/д (или до 82 млн т). При этом половина общей добычи в нашей стране по-прежнему приходится на два крупнейших месторождения — Тенгиз и Карачаганак. Если в 1995-м на каждом из них было добыто по 2,5 млн т (при общереспубликанском объеме на уровне 19 млн т), то уже в 2012 году Карачаганак вышел на показатель в 12 млн т, а Тенгиз — 27 млн т.

Однако, как пояснил докладчик, в последнее время в развитии отрасли наметилась негативная тенденция. Если в период с 1995-го по 2010 год средние темпы роста добычи в Казахстане составляли 10%, то в 2010–2014 годах они упали до 1%, а в 2015 году, по прогнозам г-на Берроуза, наша нефтянка вообще зафиксирует отрицательный результат.

Во многом это будет связано с ожидаемым дисбалансом спроса и предложения на мировом рынке. По оценке эксперта, Китай, заметно увеличивший объемы своего импорта УВС в начале текущего года, уже к его середине начнет сворачивать этот процесс. Кроме того, КНР и Индия повысили налоги на транспортировку топлива, что будет удерживать азиатский спрос «на нижней отметке». Несколько повысить свое потребление нефти способна Япония, чья экономика сейчас выглядит «более здоровой». Вместе с тем рассчитывать на заметный рост поставок жидких углеводородов в Северную Америку и Европу нельзя, поскольку спрос в этих регионах остается почти неизменным. Как результат, баланс глобального нефтяного рынка не дает предпосылок для роста цен на нефть в 2015 году выше $55 за баррель.

 
Потенциал под угрозой

В свою очередь генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов акцентировал внимание на макроэкономической ситуации в Казахстане. «Рост экономики снижался на протяжении нескольких последних лет. Если в прошлом десятилетии средние темпы прироста ВВП составляли 10%, то в этом — ниже 5%». В связи с негативными тенденциями дальнейшие перспективы нашей экономики не вселяют оптимизма. «Прогнозы на этот год остаются консервативными. Совсем недавно оценки роста ВВП в 2015 году были снижены до 1,5%. На этом фоне сокращаются государственные инвестиции и расходы. Расходная часть бюджета урезана на 10%, а инвестиции «Самрук-Казына» — на 18%. При этом остается под давлением торговый баланс».

Г-н Кусаинов также отметил, что после кризиса 2008–2009 годов банковский сектор Казахстана продолжает испытывать трудности, а потому наши банки в сложившихся условиях не способны играть «значительной роли в качестве финансового посредника ни в этом и ни в следующем году».

Отдельное внимание он обратил на начало функционирования Евразийского экономического союза, назвав формирование общего рынка противоречивым фактором на фоне резкого ослабления рубля. Свою позицию эксперт аргументировал тем, что применительно к нефтяному рынку Казахстана девальвация российской валюты отрицательно сказывается на отечественных НПЗ, когда более качественные и менее дорогие российские ГСМ вытесняют с рынка наши собственные нефтепродукты.

Говоря о взаимоотношениях нефтяного бизнеса с государством, г-н Кусаинов подчеркнул, что сегодня правительство готово идти на диалог с компаниями в решении их насущных проблем. Причина — резкое снижение цен на нефть. «Насколько мне известно, сейчас прорабатывается вопрос об изменении налогового режима для добывающих компаний. Особенно это касается зрелых месторождений, где наблюдаются высокие затраты на добычу. То есть у правительства есть понимание того, что снижением одних только экспортных пошлин недропользователей не поддержать».

Более того, глава «Алмагеста» не исключает, что для пополнения доходной части бюджета правительство может пойти на «массовую продажу месторождений». Поэтому в ситуации пересмотра налоговой нагрузки для нефтяных компаний, уменьшения экспортной пошлины и высокой вероятности продажи прав на разработку новых ресурсов создаются благоприятные условия для выхода на казахстанский нефтегазовый рынок новых игроков. Вместе с тем спикер предупредил инвесторов о потенциальных рисках возникновения трудовых конфликтов в добывающих компаниях. Как результат, весьма актуальными в долгосрочной перспективе являются вопросы социальной ответственности отрасли. «Раскрытие информации, социальная стабильность, поддержка МСБ — это не только экономический или коммерческий инструмент. Это становится инструментом управления социальными рисками. И это очень важно для операторов с точки зрения сотрудничества с государством».

 
Замкнутый круг проблем

Доводы Айдархана Кусаинова о перспективности текущей ситуации для новых инвесторов вполне понятны. Кризис — это всегда новые возможности. Однако в борьбе за новых инвесторов Казахстану приходится конкурировать с целым рядом других нефтедобывающих регионов. В этой связи весьма интересной нам показалась информация, представленная вице-президентом по геологоразведке Petrotrans Company Ltd Робертом Мансоном. В основу его презентации легли выводы исследования экспертов Американской торговой палаты «Улучшение инвестиционного климата Казахстана: 10 основных препятствий для иностранных инвесторов», которое было проведено в мае прошлого года. Они признают, что с момента обретения независимости наша страна существенно улучшила свой деловой и инвестиционный климат. В то же время остается целый ряд вопросов, которые до сих пор останавливают потенциальных инвесторов.

В этой связи правительству следует совершенствовать условия для справедливой конкуренции и избегать принятия решений административным путем. «Продвигая специфические цели, такие реформы «сверху-вниз» создают условия постоянно меняющихся правил, при которых как чиновникам, так и бизнесменам сложно действовать согласно букве закона. Это препятствует созданию хорошего инвестиционного климата».

По мнению экспертов АТП, какой бы привлекательной ни казалась идея поддержки конкретного сектора или политического приоритета, некоторые действия, пусть и с хорошими намерениями, могут понизить предсказуемость инвестиционных решений и привести к потере доверия со стороны инвесторов.

Далее в документе названы 10 основных барьеров на пути улучшения инвестиционного климата. Главным препятствием остается проблема обеспечения независимости судебной системы. «Без ее решения инвесторы чувствуют себя не защищенными от некорректных действий со стороны государственных органов или конкурентов».

Как считают в АТП, чтобы изменить ситуацию к лучшему, чиновникам нужно больше внимания уделять вопросу обеспечения верховенства закона и независимости судов, а не использовать свое влияние для принятия нужных судебных решений.

Другим препятствием остается правовая неопределенность. «Инвесторы часто видели, как ненамеренная ошибка или открытое расхождение во мнении с регулирующими государственными органами очень скоро оборачивались причиной для индивидуальной уголовной ответственности. Это обстоятельство ложится тенью на уровень доверия инвесторов».

В качестве третьего барьера для улучшения инвестклимата была названа коррупция. Для ее преодоления инвесторы рекомендуют перевести борьбу с коррупционными преступлениями из сферы компетенции только финансовой полиции в категорию общенациональной задачи.

Губительной практикой была названа и ситуация с экологическими штрафами, поскольку они не определяются в соответствии с потенциальным или реальным вредом, а полученные средства не идут на восстановление нанесенного ущерба. «В этом контексте инвесторами они воспринимаются как символичный или краткосрочный источник дохода, практически не имеющий отношения к предполагаемой политической цели по защите окружающей среды».

В этой связи АТП призывает привести систему наложения штрафов в соответствие с декларируемой политической целью. Например, путем предоставления компаниям возможности «восстановить нанесенный урон самостоятельно, связав материальное возмещение с нанесенным экологическим вредом».

Еще одним препятствием остается несовершенство налоговой системы. «Налоги в целом являются обоснованными, однако два вопроса вызывают беспокойство: возмещение НДС и двойное налогообложение за общие и административные расходы головного офиса компании».

Что касается таможенных пошлин, то инвесторы не видят в этой сфере особых проблем. Вместе с тем Американской торговой палатой они рассматриваются в качестве «зоны высокой непредсказуемости и возможной коррупции». Снизить эти риски способен принцип «единого окна», а также подача деклараций онлайн.

Гораздо большее беспокойство АТП вызывает проблема получения разрешения на трудоустройство. «Это недостаточно прозрачная практика. Для инвесторов она является словно знаком, что им не рады. Компании жалуются, что в случае отказа в разрешении им не дают разъяснений, что требования не соответствуют необходимым навыкам и что процессы подачи заявки и обновления имеющегося разрешения остаются чрезмерно обременительными».

Схожие вопросы у инвесторов вызывают и требования по местному содержанию, поскольку, несмотря на годы практики, они не видят достаточных доказательств того, что их соблюдение реально увеличивает конкурентоспособность местных компаний.

Еще одна зона внимания для АТП — вмешательство в бизнес-процессы со стороны государства. «Национальная палата предпринимателей вызывает ряд опасений. Во-первых, не вполне ясно, как орган, учрежденный правительством, имеющий сильные связи с государственным сектором и госорганами, может быть голосом бизнеса. Во-вторых, обязательное членство и все более и более высокие членские взносы оцениваются компаниями как дополнительный и неожиданный налог».

Оптимизма инвесторам не добавляет и тот факт, что половина активов Казахстана принадлежат фонду «Самрук-Казына» и холдингу «Байтерек». Ведь это означает, что они практически исключены для привлечения частных инвестиций. Как следствие, отмечается недостаток средних компаний, которые по-прежнему остаются высокоприоритетным сегментом для инвесторов. «При этом государственная цель по привлечению частного финансирования для инфраструктурных проектов скорее всего останется недостигнутой, если не будет пересмотрено законодательство о концессиях».

Как отмечают эксперты АТП, пока не будет наблюдаться «значительный прогресс» в преодолении вышеперечисленных барьеров, иностранные консультанты и представители палаты не смогут «более уверенно рекомендовать» инвестировать в Казахстан.

Что касается проблем, связанных непосредственно с ведением бизнеса в нефтяной отрасли, то их перечислил другой спикер саммита — генеральный менеджер ОMV Petrom Kazakhstan Томас Куигли. Несмотря на множество положительных факторов для деятельности своей компании, в качестве негатива он отметил стремление государства увеличить обязательные требования по поставкам неф-ти внутри Казахстана. «В контрактах у нас четко прописано, что обязательная квота на поставку добываемой нефти на внутренний рынок составляет 20%, а экспортная квота — 80%. Но все чаще на нас оказывается давление, чтобы мы как можно больше экспортных ресурсов оставляли внутри страны». Среди других важных вопросов спикер выделил рост тарифов на услуги государственных монополий, а также практику государственных закупок.

Г-н Куигли напомнил, что иностранные компании, вложившие существенные инвестиции в экономику, всегда с пониманием относились к позиции государства в вопросах социальной стабильности и устойчивого развития, а потому были готовы к взаимодействию в этой сфере. И сегодня, когда мировая конъюнктура не позволяет компаниям генерировать достаточные денежные потоки, они рассчитывают на встречную поддержку правительства.  
 

нравится:    534
Теги: Главная, нефть, анализ,
поделиться:

Поделиться в Whatsapp

Loading...
Читайте также:
Загрузка...

Комментарии